Главная arrow Цветы в нашем доме arrow История
 
 
Главное меню
Главная
Новые статьи
Галерея
Download
Форум
------------------------
Поиск
Контакты
Links
Здравствуйте, Гость.






Забыли пароль?
Вы не зарегистрированы. Регистрация
Кто он-лайн
Сейчас на сайте:
Гостей - 1
 
 
История Версия для печати Отправить на e-mail

Как появились комнатные растения?

702.jpg  КОГДА МЫ БЫВАЕМ в зоопарке, мы больше всего восхищаемся экзотическими зверьками, а в ботаническом саду интересуемся лишь редкими растениями. Те же, что растут в горшках у нас дома, кажутся нам слишком обычными.
  Конечно, орхидея-фаленопсис, которая зацвела в благодарность за старательный уход, может вызвать у любителя комнатных растений учащенное сердцебиение. Что и говорить, все домашние соберутся, когда кактус "Королева ночи" всего на несколько ночных часов откроет большие бледно-желтые цветы. А кроме этого? Чем могут нас заинтересовать страстоцвет, африканская фиалка или несчетное количество растений с декоративными листьями, такие как инжир или пальмы? У многих они есть, и никто на них особенного внимания не обращает.
  Мало кто из любителей комнатных растений задумывается о том, какой путь преодолели эти простые, по меркам сегодняшнего дня, растения, прежде чем из природной среды - влажных экваториальных лесов Южной Америки, саванн и пустынь Африки - попали в наши квартиры, о том, как трудно было их перевозить и "приручать". То, что сегодня так зазывно цветет на подоконнике, в прошлом могло быть незаметным растением у себя на родине. И только упорный труд многих поколений цветоводов-селекционеров во всем мире превратил незаметных "дикарей" в достойных представителей изысканного цветоводства.
  Чаще всего растения, которые мы выращиваем в наших квартирах, - потомки флоры далеких стран, получившие впервые свои названия от нас. Австралийская гревиллея на родине представляет собой огромное дерево, вырастающее до 30 метров. "Вифлеемская звезда" - пуансеттия - неотъемлемое украшение праздника Рождества в Мексике, раскинула свои мощные ветви с красными соцветиями высоко над головами жаждущих солнца туристов. В пятиметровое дерево вырастает в Японии фатсия. И только вмешательство садоводов позволило уменьшить эти растения-гиганты до приемлемых для наших квартир размеров.
  Итак, помните, что мы имеем дело с растениями, пришедшими из дальних стран, где у них были совершенно другие условия роста, а у нас им надо вдобавок приспособиться к тесным горшкам. Поэтому не стоит предаваться унынию, которое нас охватывает при виде привядших листьев комнатной липы или филодендрона. В конце концов для растений это тоже не пустяк - расти и жить вдали от родины своих предков. Если как следует приглядеться к ассортименту наших комнатных растений, то неизбежен вывод: почти все они - дети тропиков, теплых и влажных экваториальных лесов. Некоторые, как, например, азалия, прибыли к нам из горных регионов Китая, где ночью температура сильно понижается и на склонах выпадает обильная роса, а камелии цветут в мягком климате Японии на территориях, покрытых редколесьем.
  Несмотря на то что садоводы прилагают все усилия, чтобы адаптировать "чужеземцев" к умеренному климату и даже к душным помещениям, основная тяжесть забот ложится на наши собственные плечи. При помощи всевозможных доступных средств мы должны не только помочь выжить своим экзотинеским гостям, но и сделать такое существование приятным для них.

"Охотники за растениями"

 ИССЛЕДОВАТЕЛИ, авантюристы и любители, которые в прошлые века, зачастую рискуя жизнью, пробирались в тропические джунгли и саванны, влажные леса Южной Америки и Океании, в горные районы Гималаев и Анд в поисках представителей экзотической флоры, знали очень мало как о самих этих землях и их жителях, так и о собранных растениях.
  К тяжелым, часто продолжавшимся долгие годы путешествиям пароходом, на лодке, на муле и пешком добавлялась еще одна почти непреодолимая трудность - доставить собранные растения в целости и сохранности. Капитаны торговых судов вовсе не имели к такому грузу интереса. Деревянные ящики с нежными растениями, которые надо было ежедневно проветривать и поливать пресной водой, считали балластом и во время шторма первыми выбрасывали за борт. Остальное доканчивали крысы и черви.
  То, что некоторые из этих растений все-таки попадали в порты назначения в Англии, Франции или Голландии, сегодня вызывает удивление и восхищение. Джон Ливингстон, врач Ост-Индской компании - крупнейшего Общества голландских купцов, по призванию ботаник и коллекционер, писал в 1819 году из китайского города Кантон в Английское садоводческое общество: "Из моих наблюдений вытекает, что на одно растение, которое перенесло путь в Англию, приходится тысяча погубленных и потерянных. Цена одного растения, купленного в Кантоне, составляет с упаковкой 6 шиллингов 8 пенсов. А каждое растение, находящееся в настоящее время в Англии, должно стоить неправдоподобную сумму - не менее 300 фунтов".
  Самым простым, дешевым и надежным способом доставки экзотических растений - семенами - "охотники за растениями" XIX века еще не владели. Это кажется невероятным. А в действительности получение растений из неизвестных семян было в те времена таким же трудным делом, как и их транспортировка. Во-первых, большую роль в деятельности "охотников за растениями" играл случай, нежели календарь созревания семян. Да и как определить нужные семена, если не застать цветения? Даже если они и находили семенные коробочки, откуда им было знать, от каких они растений, если именно они сначала их открывали, а классифицировали значительно позже? Во-вторых, известно, что разные семена имеют разную всхожесть и их жизнеспособность ограниченна. Кроме того, были трудности и с идентификацией семян как таковых. Однако попытки законсервировать ценный груз на время длительного морского путешествия все-таки предпринимались. Разрабатывались планы перевозки семян в пчелином воске и в засургученных бутылках. Думали даже перевозить семена в свиной печени и консервировать с помощью соли и сахара, а также в смеси нашатырного спирта и селитры. Были ли эти задумки когда-нибудь осуществлены и чем они закончились, истории не известно.
  Возможности транспортировки растений из дальних стран значительно расширились в 30-е годы XVIII века, когда лондонский врач и естествоиспытатель Натаниэл Уорд сделал эпохальное изобретение, которое в истории ботаники получило название "ящик Уорда". Как произошло открытие этой переносной емкости для цветов, описал Тейлор Уайтл: "Уорд сделал следующее наблюдение: гусеницу, которая должна была окуклиться, он поместил, как обычно, на покрытое землей дно стеклянного сосуда. Закрыл сосуд пробкой и забыл о нем. Когда он наконец вспомнил о личинке, то заметил, что из земли вырос маленький папоротник и какой-то листочек. В этой части Лондона, где зелени кот наплакал, такое явление должно было вызвать сенсацию. Но врача заинтересовали обстоятельства роста растений: "Я заметил, что водяной пар, поднимающийся в жаркий день от земли, конденсируется на стенках банки и возвращается обратно - таким образом земля постоянно сохраняет одинаковую влажность". Исходя из положения, что чистая стабильная атмосфера может стать условием сохранения здоровья растений, Уорд спроектировал более объемный ящик по образцу своего инкубатора для гусениц. Этот новый "ящик-инкубатор" для растений на волне энтузиазма к папоротникам занял достойное место в салонах английского общества. Он не уберег последующих "охотников за растениями" от опасностей в дерзких экспедициях, но можно с уверенностью сказать, что спас большинство из их ботанических открытий и находок.

Названия растений

 КОРОТКО КОСНЕМСЯ ДОВОЛЬНО трудной для дилетанта темы названий растений, пропустив такие трудные дисциплины, как систематика, таксономия и сложные проблемы номенклатуры (названий растений), которые имеют значение только для ботаников и ученых.
  Для любителя гораздо интереснее ответ на вопрос: почему, например, Streptocarpus - это Streptocarpus, как это название возникло и почему по-русски его называют так же?
  Многие названия, данные растениям греческими врачами и учеными, состоят из двух слов, описывающих наиболее яркую, бросающуюся в глаза черту, например Hippeastrum: hippeos - рыцарь, astron - звезда или тот же Streptocarpus: streptos - скрученный, carpos - плод. Другие названия взяты из латыни, например Campanula - колокольчик.
  Названия очень многих растений происходят от фамилий первооткрывателей или ученых, впервые их описавших. Sparmannia, или комнатная липа, получила свое название по фамилии шведского естествоиспытателя Андреаса Спармана (1748-1820). Бегония связана с Мишелем Бегоном (1638-1701) - губернатором Санто-Доминго. Крестным отцом колумнеи был итальянский ботаник Фабио Колонна Пате (1567-1640).
  Некоторые названия происходят от определений, которые дали растениям жители тех мест, откуда они происходят. Например, Caladium в Малайзии называется келади, что означает "растение со съедобными корнями". И, наконец, прекрасная Smithiantha, пришедшая из тропических районов Центральной и Южной Америки, обязана своим названием Матильде Смит, рисовальщице растений в Кью Гарден, однако одной ее фамилии было признано недостаточно и к ней добавили греческое слово "anthos" - цветок - с измененным окончанием.
  Первые попытки классификации растительных и животных организмов на основе их филогенетического родства предприняли еще в древности Теофраст и Аристотель, создав систематические таблицы, просуществовавшие до эпохи К. Линнея, создателя биноминальной номенклатуры живых организмов на латинском языке. Позднее положили начало созданию естественной системы, описывающей степень родства организмов, Ж. Б. Ламарк и Ж. Кювье (животных), А. Л. Жюсьё и А. П. Декандоль (растений). Принципы таксономии были приняты в форме международной конвенции и опубликованы в так называемых международных кодексах ботанической номенклатуры и культурных растений (1980).
  Русские ботанические названия для большинства экзотических растений еще окончательно не определены, и многие из них - всего лишь калька с латинского или местное обозначение, употребляемое в стране, откуда они происходят. Мы даем в таких случаях русифицированное латинское название, например Асаlypha - акалифа, Gynura - гинура, Primula - примула, Pandanus - панданус, Pelargonium - пеларгония и Epiphyllum - эпифиллюм.
  В литературе разных периодов можно встретить различные отклонения в написании, но мы договоримся, что это незначительная ошибка. И еще несколько слов на тему упомянутой уже систематики, или системы классификации растений, которая для дилетанта никогда не перестанет быть терра инкогнита. Как трудно найти правильное место растению в системе, можно продемонстрировать на примере бамбука. Когда-то он принадлежал к подсемейству Ватbusaceae в самостоятельном тогда семействе мятликовых (Gramineae), а сегодня он всего лишь один из многих в семействе трав (Роасеае). К роду Bambusa, состоящему когда-то из многих видов, сейчас принадлежат только В. arundinacea, В. ventricosa и В. vulgans. Прежние же виды бамбука, иногда под измененными названиями, продвинулись в самостоятельные роды. И изменениям этим нет числа. Для дилетанта это почти головоломка, а для ботаника - привычная необходимость.
  Именно общие черты определяют степень родства между растениями, заставляя систематиков вносить постоянные корректировки: прежняя Nicodemia теперь Buddleia indica; Areca, или бетельная пальма, - Chrysalidocarpus; Sinningia - Gloxinia sylvatica; Rechsteineria - Sinningia cardinalis. А добрый старый знакомый рождественский кактус называется уже не Zygocactus или Epiphyllum, a Schlumbergera. Дилетанту все это может показаться слишком сложным, но если бы не систематика и начатое К. Линнеем присвоение каждому растению двойного наименования - родового и видового - путаница была бы большей. Пока в 1753 году не появилась его известная работа "Species plantarum", можно было, например, встретить такое название: Cyclamen robiculato folio inferne purpurascente, что в переводе означает: цикламен с округлым листом, краснеющим снизу. А речь шла о нашем европейском цикламене - Cyclamen purpurascens.

Что необходимо растениям?

 ВОДА, воздух, свет, питательные вещества, соответствующая земля и температура - вот те элементы, которые необходимы для жизни каждому растению, будь то кочан салата на грядке, роза в саду или экзотическое растение на окне.
  Благодаря появившейся возможности создавать для растений искусственный климат мы теоретически можем выращивать даже орхидеи с Тибета или бромелиевые из джунглей Амазонки. В ботанических садах растения с одинаковыми требованиями к климату группируют в отдельных помещениях - тропикариях, альпинариях, кактусариях и т.д. Сложное автоматическое оборудование обеспечивает растениям соответствующую "погоду", долготу дня и более низкую температуру ночью. Только взаимодействие всех перечисленных факторов создает нашим зеленым подопечным оптимальные условия развития.
  Дома мы в минимальной степени можем воссоздать эти условия, если у нас есть подогреваемая оранжерея или закрытое помещение для цветов, которое называют витриной или тропическим окном. Так можно одновременно выращивать растения со сходными условиями жизни: орхидеи, бромелии, папоротники, небольшие почвопокровные растения с декоративными листьями и экзотические деревца, происходящие из тенистых и влажных экваториальных лесов и требующие относительно высокой влажности воздуха, чего нельзя достичь, если поставить их на подоконник в комнате.
  Многие растения сигнализируют о своих потребностях определенными внешними проявлениями. Мясистые кактусы, у которых листья превратились в колючки, по причине отсутствия листвы испаряют немного воды, зато накопить ее могут столько, что без ущерба перенесут длительные периоды суши и жары. И большая ошибка, часто совершаемая многими любителями, состоит в убеждении, что кактусы растут лучше и зацветают легче, если их меньше поливать.
  Растения с мощными глянцевыми темно-зелеными листьями почти всегда более стойкие, чем растения с нежными, мелкими и светлыми листьями. К первым относятся фиговые деревья, пальмы, драцены, аспидистры и прежде всего сансевиерии. Лучшим примером вторых может служить хорошо известная комнатная липа.
  Кроме того, растения с белой или желтой окантовкой листьев труднее выращивать, чем растения с ровными зелеными листьями. Чтобы еще раз подчеркнуть, что из общих правил есть исключения, приведем в качестве примера хлорофитум сорта 'Variegata', на который не влияет никакая ошибка в выращивании. Даже не имея тропической витрины или оранжереи, мы располагаем сегодня большими возможностями, чем несколько десятилетий назад, чтобы с успехом выращивать в комнате и менее выносливые растения. На это влияют два фактора: во-первых, выведение у прихотливых экзотических видов более выносливых сортов, во-вторых, богатый ассортимент вспомогательных средств, начиная с горшочков и небольших ящиков из твердого пластика, различных видов фольги, не вредной для растений, и кончая различными субстратами для гидропоники и готовыми специальными почвами, а также удобрениями, состав которых соответствует потребностям отдельных ботанических видов (например, кактусов или орхидей). Жалюзи дают возможность регулировать свет. Пластинами из пенопласта можно заслонить горшки от чрезмерно нагретых батарей под подоконником, а пластины с электроподогревом обеспечат нужную температуру нежным растениям, стоящим в прохладном месте. Вентиляторы и увлажнители воздуха тоже пригодятся, хотя они не всегда дают в квартире тот результат, которого мы ожидаем. Зато специальные лампы могут быть очень полезны, так как позволяют выращивать светолюбивые растения в любых местах.
  Все эти вспомогательные средства для выращивания комнатных растений только тогда выполняют свою задачу, когда мы их употребляем в соответствии со специфическими потребностями отдельных растений. Шарообразный кактус, например, не требует увлажнителя воздуха, а привыкший к тени плющ - искусственного освещения. Итак, постарайтесь узнать привычки своих питомцев, и пусть радость, которую они нам приносят, не будет ничем омрачена.

 
 

©
Семенаград. Семена почтой. Питомник Садоград. Продажа саженцев, рассады, черенков в Московской области.. Печать конвертов срочно